Сколько стоит операция на позвоночник при сколиозе

Сколько стоит операция на позвоночник при сколиозе

Как в лечении сколиоза столярный инструмент сочетается с высокими технологиями

Профессор Михаил Михайловский за работой

Сколиоз – это не плохая осанка и не привычка горбиться за партой, а одна из самых коварных и тяжелых болезней. Ее причины неизвестны, скорость развития непредсказуема, а последствия губительно сказываются на всем организме. Вслед за искривлением позвоночника образуется реберный горб, перекашивается таз, сдавливаются легкие и сердце. Главные жертвы сколиоза – дети и подростки, и многим не обойтись без операции. 20 лет назад Новосибирский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии (НИИТО) имени Я.Л. Цивьяна на средства, собранные Русфондом, внедрил в России новый способ побороть сколиоз – установку прямо на позвоночник поддерживающей металлической конструкции. Позже в АНО «Клиника НИИТО», созданном при институте, появились раздвижные конструкции «на вырост». Корреспондент Русфонда своими глазами увидел, как за несколько часов распрямляются даже очень кривые позвоночники.

«Вы просили сложный случай – вот он. Будем ставить постоянную конструкцию. Операция рутинная, но тяжелая, часа на три. Не подходите к стерильному столу. И сразу скажите, как у вас с нервами: вами заниматься тут будет некому», – суховато встретил меня старший, главный и самый известный из сегодняшних хирургов – профессор Михаил Михайловский. Анестезиологи первую часть своей работы уже сделали: 12-летняя девочка на операционном столе спит. А на стене операционной большой лист бумаги – то ли буква S, то ли фотография извивающейся сороконожки. Михайловский жестом подзывает меня ближе. Так распечатку рентгеновского снимка уже ни с чем не спутать, но кривизна позвоночника кажется невероятной, несовместимой с жизнью. Я не могу себе представить, как выглядит и как передвигается девочка с таким позвоночником.

«Изгиб составляет 102 градуса. Выглядит она малоинтересно. Но ходит, ведь спинной мозг не затронут», – как будто слышит мои вопросы Михайловский. «Вот сюда вкрутим шурупы, – обводит он пальцем кружочки, нарисованные на позвонках, – и ими зафиксируем железяку, которая будет удерживать позвоночник. Тут четвертая степень сколиоза, самая большая. Почему ее не привезли к нам раньше? Не имею ни малейшего понятия, – резко заканчивает объяснение Михайловский и строго сверкает черными глазами из-под очков. – Все, коллеги, мы много разговариваем. Давайте начинать».

Чтобы закрепить позвоночник в правильном положении, надо его каким-то образом растянуть. Второй хирург Василий Суздалов – крупный, спокойный – берет в руки дрель Makita (на вид такая же, как у меня дома в ящике с инструментами). Происходящее выглядит жутковато, да. Болезни – всегда страшно. Их лечение – тоже. Без этого невозможно.

Так вот. В черепе, чуть выше висков, Суздалов аккуратно сверлит два симметричных углубления и закрепляет в них концы большой скобы, охватывающей голову девочки. Затем не спеша переходит к другому концу стола и двумя длинными спицами за полминуты просверливает насквозь обе лодыжки. Девочку переворачивают на живот, спицы прикрепляют к столу, а скобу – к специальному устройству с ручкой и динамометром. Растяжка готова. Четверо хирургов уже стоят вокруг стола. Михайловский долго ощупывает позвоночник под кожей, сравнивая тактильные ощущения с рентгеновским снимком, а затем одним уверенным движением проводит скальпелем длинный прямой разрез.

Механика и арифметика

12-летняя Чаросой готова к операции

Девочку на столе зовут Чаросой, сколиоз у нее с трех лет. В Ташкенте, где живет семья, сколиозом занимаются несколько государственных клиник, и папа Урман испробовал абсолютно все, что они были в силах предложить. «Для настоящего мужчины не так страшно, если кривая спина, – рассуждает Урман. – Но девочке ведь замуж потом надо».

Была лечебная физкультура, массаж, корсеты. А позвоночник скручивался все сильнее. Арифметика сколиоза такова: диагноз есть примерно у 1% детей, и 1% из них консервативное лечение не помогает – нужна операция. И положение за партой тут ни при чем. «У сколиоза бывают разные причины, – говорит Михайловский. – Скажем, врожденное недоразвитие позвоночника, как у Чаросой. Но 80% случаев – сколиоз идиопатический. То есть возникший по неизвестным пока причинам. Предполагается, что это связано с генетикой. Но в общем – мы не знаем». Позвоночник девочки не только сгибался, но и скручивался вокруг вертикальной оси. Позвонки меняли форму. Ребра, выталкиваемые позвоночником, вылезли в правой части спины в виде горба. Про Клинику НИИТО Урман узнал случайно, отправил сюда документы и получил приглашение. Операция стоит несколько сотен тысяч рублей, но Урман – банкир, за свою дочь заплатил сам.

Проволока для позвонков

Оперировать тяжелые формы сколиоза хирурги пытаются больше 100 лет. Первопроходцы соединяли позвонки проволокой, вставляли распорки из металла и костей. Но добавочные детали организма разбалтывались и отваливались, начиналось воспаление. Только к середине XX века техасский врач Пол Харрингтон сумел изобрести работающую конструкцию. Она так и называется – дистрактор (то есть растяжитель) Харрингтона. «Когда эта штука появилась, ее считали восьмым чудом света», – говорит Михайловский. Техасец устанавливал пациентам металлический стержень с крючками, которые цеплялись за позвонки. Прикрепленный к стержню позвоночник становился прямым. Слишком прямым. Заодно со сколиозом техасская конструкция «вылечивала» и естественные изгибы позвоночника. Появился даже термин «синдром прямой спины». Впрочем, Харрингтона дорабатывали, возникали другие похожие системы, ими пользуются и сейчас.

В 1980-х годах появилась система Котреля – Дюбуссе, созданная французскими хирургами Ивом Котрелем и Жаном Дюбуссе. На позвоночнике устанавливаются сразу два параллельных стержня, которыми можно моделировать его естественный изгиб. В России эта система появилась в конце 1990-х, первые операции с ее использованием были сделаны в Новосибирском НИИТО. Еще через десять лет, в 2008 году, уже на базе АНО «Клиника НИИТО», в России начались операции по установке на позвоночник раздвижных конструкций, благодаря которым стало возможно оперативное лечение детей в период активного роста. Конструкцию надо раздвигать каждые шесть-восемь месяцев, и каждое раздвигание предполагает новую операцию. Но в мире уже существуют системы, раздвигающиеся под воздействием магнита: операция в этом случае не требуется. В России они еще не сертифицированы.

Систему, которую устанавливают Чаросой, применяют сейчас не только в Клинике НИИТО. Но именно здесь самый большой опыт ее использования. Привез ее в Россию в конце 1990-х годов как раз Михайловский. Государство тогда было страшно далеко от оплаты таких операций. «Я пришел к президенту Русфонда Льву Амбиндеру и предложил собирать средства на установку таких систем, – рассказывает Михайловсий. – Он сказал: «Давайте попробуем»». Сотрудничество Русфонда и АНО «Клиника НИИТО» продолжается до сих пор. Например, с 2012 по 2018 год на собранные Русфондом 230 млн руб. новосибирская Клиника НИИТО провела лечение 574 детей по программе «Русфонд.Позвоночник».

Чувство и шило

Установка шурупа в позвоночник

Точки, куда будут вкручиваться шурупы, хирурги обсудили и наметили еще до операции. Но до точек еще надо добраться. Края раны растянуты в разные стороны, а Михайловский с коллегами быстро расчищают территорию. В руках у хирурга тонкий коагуляционный нож, позволяющий резать и одновременно останавливать кровотечение. Но через секунду – не нож, а металлическая лопатка (распатор). Снова нож. Тампоны. Лопатка. Работа кипит – кажется, только анестезиологи, следящие за пульсом, дыханием и другими показателями, еще помнят, что на столе живой ребенок, а не какой-то сложный механизм. Но Михайловский вдруг приостанавливается и тремя словами разрушает сходство операционной со столярной мастерской: «Пухленькая какая девочка».

Читайте также:  Валейдол

Профессор хмурится. В нормальном позвоночнике так называемые остистые отростки – костные выросты с задней стороны позвонков (именно их вы ощущаете, если пытаетесь нащупать позвоночник) – идут ровной линией. У Чаросой они торчат в разные стороны. Непонятно, как все это можно привести в порядок.

Блестящие детали набора Котреля – Дюбуссе уже лежат на стерильном столе рядом с хирургами. «Долото!» – резко бросает Михайловский. Оно нужно, чтобы пробить верхний, самый твердый слой кости. «Шило! Метчик!» – длинным инструментом с широкой рукояткой Михайловский начинает медленно нарезать резьбу. А Суздалов вдруг обхватывает метчик руками и чуть-чуть, на какой-то миллиметр меняет направление нарезки. И Михайловский не сопротивляется. «Как думаешь, Вася, шуруп на 40? Или лучше на 35?» – вдруг спрашивает он.

Когда-то учителем Михайловского в НИИТО был знаменитый хирург Яков Цивьян. Потом НИИТО стал имени Цивьяна, а Михайловский стал передавать свой опыт дальше. Суздалов – его ученик, но уже и сам обучает подрастающее поколение. «Важно знать не только, как позвоночник выглядит в норме, но, и это куда сложнее, как он устроен при различных патологиях, – уже позже, после операции, объясняет Суздалов. – Это, прежде всего, опыт. И это, если хотите, интуиция. Вмешательство на позвоночнике всегда сюрприз. Сегодня нам пришлось устанавливать винты не там, где мы планировали, потому что некоторые позвонки оказались недоразвиты и могли не выдержать. Во время операции мы всегда корректируем и советуемся друг с другом: у каждого свой опыт и свои знания».

Суздалов рисует позвонок: сзади три отростка, между ними позвоночный канал, спереди широкое тело позвонка: «Тут расстояние всего несколько миллиметров. Винт должен пройти в тело позвонка, не задев спинной мозг и не выйдя наружу, потому что там все тоже очень плотно. Надо чувствовать сопротивление кости. Есть специальный инструмент с ультразвуковым датчиком плотности. Но он не всегда подходит». Суздалов машины и мотоциклы тоже любит ремонтировать – там другой материал, но и его надо чувствовать.

Железо и стабильность

«Как думаешь, Вася, шуруп на 40? Или на 35?» – вдруг спрашивает Михайловский

Чаросой уже немножко киборг. С обеих сторон позвоночника у нее винты. Надо закрепить на них стержни, которые будут держать позвоночник. Хирурги примеряют их, подгибают, и Суздалов, поднапрягшись, огромными кусачками обрезает ненужные кончики. Прежде чем окончательно закрепить всю конструкцию, маленькую Чаросой растягивают посильнее: в начале операции усилие составляло 8 кг, сейчас – почти 20. А сама она весит всего 30: дети со сколиозом обычно некрупные.

«Железо не даст вечной стабильности. Рано или поздно возникнет люфт, а с ним боль», – объясняет Михайловский свои следующие действия. А действия, прямо скажем, странные. Он берет плоскую коробочку, куда во время операции сложили отломки остистых отростков, и, будто сеет цветы на балконе, ровным слоем рассыпает их вдоль конструкции. Со временем здесь образуется сплошная кость – она-то и скрепит надежно позвонки.

Потом Михайловский сбрасывает перчатки и почти сразу отправляется на прием пациентов. Суздалов вместе с одним из молодых хирургов остается зашивать рану. На рентгеновском снимке позвоночник Чаросой теперь кажется почти прямым. «Она за время операции выросла сантиметров на пять», – прикидывает Суздалов. Реберный горб почти исчез. Но 12 позвонков, на которые установлена конструкция, навсегда останутся неподвижными. «После операции дети ощущают скованность в спине, но через пару месяцев привыкают. А на биомеханику движений конструкция влияет не сильно. Конечно, сделать мостик она никогда не сможет», – говорит врач.

На следующий день Чаросой перевели из реанимации в палату. «А беременеть, рожать ей потом можно будет?» – вдруг спохватывается Урман во время осмотра. И, получив утвердительный ответ, снова поворачивается к дочке, для которой пытается настроить на телефоне канал с узбекскими мультфильмами.

Очень темный лес

Изгиб позвоночника – 102 градуса. Это 4-я степень сколиоза, самая большая

Операция, на которой я присутствовал на следующий день, выглядела проще, но по сути она-то и была по-настоящему революционной. Дело в том, что маленькому ребенку нельзя все сделать так же, как у Чаросой: он не сможет расти. «Для самых маленьких» существуют специальные конструкции, которые растут вместе с ними. В России эти VEPTR (Vertical Expanded Prosthetic Titanium Rib) появились десять лет назад благодаря все тому же Михаилу Михайловскому и Русфонду. И снова все на первый взгляд просто: стержень из двух телескопических половинок, как у палки для занавески в ванной. А в середине – маленький замок на двух винтах. Если их раскрутить, стержень можно удлинить.

И все-таки позвоночник – один большой сюрприз. Шестилетняя подопечная Русфонда Динара из Уфы уже лежит на столе, все готово к установке, план операции составлен, а Михайловский и его ученик затеяли спор. «Да что ты мне такое говоришь, Вася, – кипятится Михайловский. – Все правильно стоит, ничего тут больше не надо трогать». «Михаил Витальевич! – негромко, но с непоколебимой убежденностью говорит Суздалов. – Нижний упор конструкции надо сдвинуть наружу. Иначе придется потом переставлять». Сходятся на промежуточном положении, но все-таки ближе к варианту Михайловского. «У каждого хирурга свое понимание и свой почерк. Вот так, в процессе обсуждения, и рождается правильное решение», – сам себя убеждает Суздалов, привычными движениями накладывая швы.

Установка конструкции «на вырост» заняла каких-то полчаса: вместо одного большого разреза здесь делают два маленьких, для верхней и нижней опоры. А стержень Михайловский одним ловким движением провел через всю спину под кожей. VEPTR будет расти вслед за Динарой. Первое удлинение будет через шесть-восемь месяцев. И так оно и пойдет, пока Динара не вырастет и не получит постоянную конструкцию.

Что если бы Динаре не сделали операцию? «Сколиоз развивается с разной скоростью, а особенно быстро – во время ростовых спуртов, – говорит Михаил Михайловский. – Их два: в пять-семь лет и в двенадцать-четырнадцать. У мальчиков в среднем на год-полтора позже, чем у девочек. Но кого интересует среднее? Предсказать невозможно. Можно предполагать, но с непонятно какой вероятностью. Аномалии – это вещь индивидуальная, двух одинаковых не бывает. Это очень темный лес».

А что если?

Илья Гвоздев внутри и снаружи

Беда в том, что вопрос «что если?» совсем не праздный. Система государственного финансирования отстает от потребностей спинальной хирургии по крайней мере лет на десять. Установку стационарных конструкций государство теперь оплачивает. А вот раздвижных, которые существенно дороже (в районе 1 млн руб. за операцию), – нет. Не платит оно и за многократные операции. Подопечный Русфонда Илья Гвоздев, десятилетний мальчик из Ивановской области, в Клинике НИИТО уже в 12-й раз. Первую операцию, в два года, ему сделали по квоте. Мать тогда долго билась с ивановскими врачами, которые вообще не слышали про Новосибирский институт и только после многократных обращений дали направление. Удалось выбить квоту и для первого раздвижения конструкции. А остальные операции были сделаны на средства Русфонда.

Сосед Гвоздева по палате – 12-летний Артур Каримов из небольшого башкирского городка Туймазы – тоже оперируется не первый раз, и тоже за счет Русфонда. У Артура операция назначена на завтра – он уже нервничает. Илье, наоборот, конструкцию только что раздвинули, к тому же бабушка не разрешает играть в телефон. Это заметно усиливает боль в области правой лопатки. Но пока родители мальчиков рассказывают мне о диагнозах и мытарствах, выясняется, что можно жить и без гаджетов. «У меня автомат», – вдруг свистящим шепотом произносит Артур и вытянутой рукой прицеливается в лежащего соседа. Тот вскакивает и тоже прицеливается: «У меня дробаш!» Есть вещи посильнее обезболивающих таблеток.

Читайте также:  Пониженные эритроциты в крови у грудничка

Фото Владимира Дубровского

Поднапрягшись, Василий Суздалов огромными кусачками обрезает кончик стержня, который будет держать позвоночник

«Коллеги, мы много разговариваем, давайте начинать»

Молоток, шило, отвертка и другие хирургические инструменты

Хирург Василий Суздалов

Операция – рутинная, но тяжелая – продолжалась три часа

Раздвижную конструкцию для позвоночника обычно устанавливают за счет благотворительных фондов: государство ее не оплачивает

Завтра утром Артура Каримова заберут на операцию

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Операция на позвоночнике – крайняя мера, когда функции позвоночной системы предельно нарушены и их восстановлению не в состоянии помочь консервативная терапия. К сожалению, в оперативных вмешательствах, стоимость на которые сегодня слишком высокая, нуждается большое количество людей. Потребность в хирургическом лечении возникает часто и преимущественно по вине самого пациента, не посчитавшего нужным имеющуюся проблему лечить своевременно, на ранних стадиях, когда она проще всего поддается лечению безоперационными способами. В эту категорию патологий целиком и полностью попадает остеохондроз и межпозвоночные грыжи, являющиеся следствием последних форм остеохондроза.

Компьютерное моделирование эндоскопического вмешательства в позвоночный столб.

Конечно, не без исключения, при некоторых диагнозах, например, травма позвоночника вследствие несчастного случая, спинальное новообразование или врожденная деформация костных тел, масштабы, прогрессию патологического процесса и осложнения устранить или притормозить консервативно действительно бывает сложно, а иногда и вовсе невозможно. Но все же, операции на грыжу межпозвонкового диска занимают доминирующую позицию, в общем объеме всех оперативных вмешательств они составляют 50%-60%. Статистика показывает, что в хирургии по удалению грыжи только в Москве нуждается примерно каждый 5-й больной с данной патологией.

Грыжа, которая требует немедленного вмешательства.

Не лучшая картина среди населения России вырисовывается и в плане искривления позвоночника. В операции по выпрямлению позвоночной оси, в частности при наличии 3-4 стадии сколиотической деформации, ежегодно нуждаются порядка 250 тыс. человек, причем среди них превалируют дети и молодые люди. Однако в силу боязни или финансового вопроса не каждый может себе позволить пройти жизненно необходимую процедуру, подразумевающую установку эндокорректоров в позвоночник.

Сложнейшая операция по стабилизации позвоночного столба при сколиозе.

Любая операция, по удалению секвестрированной грыжи или опухоли, коррекции осанки и ликвидации прочих патологических очагов в позвоночнике, – зачастую является единственным спасением от инвалидности и невыносимых физических страданий. Но, к глубокому сожалению, хирургическое лечение на самой сложной части опорно-двигательного аппарата стоит денег, причем немалых.

К примеру, на удаление хирургическим путем костно-хрящевого экзостоза стоимость в Германии будет начинаться от 20 тыс. евро, впрочем, как и на иссечение любой другой доброкачественной костной опухоли. В России с данной проблемой пациента оперируют в среднем за 37 тыс. рублей. Но справедливости ради стоит признать, что перспективы на положительный прогноз при любой операции на позвоночнике у нас существенно ниже, чем в странах, высоко специализирующихся в сфере спинальной хирургии (Германии, Чехии и Израиле).

Цена операции удаления грыжи позвоночника

Оперативное вмешательство может быть выполнено по поводу грыжи поясничного отдела, торакального или шейного смещения пульпозного ядра. Ведущие методы удаления грыжеообразования – микродискэктомия, эндоскопическая операция и нуклеопластика. Последняя технология используется исключительно при компрессионных синдромах, вызванных грыжами ранних стадий. В некоторых клиниках постсоветского пространства до сих пор еще практикуют устаревшую методику, от которой давно уже отказались зарубежные хирурги ввиду высокой травматичности и частых случаев осложнений, – открытую дискэктомию.

Классический открытый доступ во время операции. Он очень травматичен.

Пройти хирургическое лечение по современным технологиям стало доступным в Москве. Но даже на нуклеопластику шейного диска лазером, казалось бы, самую простую в техническом плане операцию, ценовые показатели достаточно высокие – 55-100 тыс. рублей. Наименьшую стоимость предлагают государственные больницы, по самым максимальным расценкам работают частные медучреждения. Эндоскопическая операция подразумевает полноценную резекцию грыжи, такими возможностями не обладает процедура лазерная, стоимость на грыжеэктомию посредством эндоскоп-контроля начинается от 130 тыс. рублей в Москве.

Техника проведения нуклеопластики:

Микродискэктомия признана как самая эффективная тактика удаления грыж позвоночника. При таком вмешательстве открываются более широкие возможности, вплоть до выполнения стабилизации пояснично-крестцового отдела и остальных сегментов имплантами или металлоконструкциями. Стоимость на микрохирургическую услугу зависит от сложности процедуры и, если на то есть необходимость, вида и количества примененных стабилизирующих систем.

В нейрохирургических госучреждениях только одно удаление грыжи посредством микрохирургии (без стабилизации) делают минимум за 60 тыс. рублей. Можно, конечно, попытаться найти медучреждение, которое сможет предоставить соответствующую помощь пациенту по полису ОМС, но, как показывает практика, люди преимущественно оперируются полностью за свои деньги.

Мы с пониманием относимся к тому, уважаемые пациенты, что вы заранее хотите узнать точную стоимость на тот или иной вид оперативного лечения межпозвоночной грыжи. Поэтому, несмотря на тот факт, что на цену влияет не только сам диагноз, но и огромное количество других критериев, мы составили для вас ознакомительный прейскурант, где расценки на операции отображены в максимально приближенных для российских клиник значениях.

Тактика операции Стоимость
Нуклеопластика (лазер) 70000 р.
Эндоскопический способ 140000 р.
Микродискэктомия (стандарт) 78000 р.
Микрохирургия с простой фиксацией 125000 р.

За рубежом по эндоскопической методике оперируют в среднем за 25-27 тыс. евро (послеоперационное восстановление не учтено). И только в Чешской Республике вам предложат высокотехнологичную нейрохирургическую помощь и вместе с ней качественную реабилитацию ориентировочно за 10 тыс. евро.

Цементирование позвоночника: цена операции

Для начала внесем ясность в понятие «цементирование позвоночника». Подобная операция используется в случае перелома тела позвонка, при гемангиомах или признаках остеопороза костной ткани. Процедура, которую правильно называть вертебропластикой, направлена на восстановление целостности и прочности разрушенного или слабого позвонка. В случае с гемангиомой вертебропластика позволяет достичь регресса внутрикостной сосудистой опухоли и основательно упрочнить изнутри позвонок, где она сформировалась. Ее основной принцип заключается в чрескожном введении костного цемента в поврежденный элемент через шприц.

Компрессионный перелом позвонка — прямое показание к вертебропластике.

Операция быстрая, безболезненная и с моментальным эффектом, в некоторых случаях даже корсет не назначается после нее, но реабилитация обязательна. На достойном уровне подобные манипуляции проводят специалисты НИИ Нейрохирургия Бурденко, российскому гражданину могут даже предложить лечение по льготам. Но беда в том, что желающих проходить спинальную хирургию здесь сотни тысяч, а институт один, поэтому придется ждать очереди или платить.

Переломы позвоночника – это всегда серьезно и опасно, чревато даже параличом. Поэтому медлить нельзя: декомпрессия нервов, удаление костных осколков, воссоздание форм и прочности позвонков должны быть произведены в крaтчайшие сроки. До внезапных переломов могут довести не только травмы, а и зашедшие далеко остеопоротические изменения в позвонках. Когда костная ткань одного или нескольких позвонков становится неплотной и пористой, ее структура напоминает дырки, в позвоночнике делается цементирование для эффективной профилактики возможного разрушения.

Читайте также:  Какой вред от виагры

Техника проведения вертебропластики:

Сколько же стоит такая уникальная операция? Ее стоимость обуславливается категорией сложности предполагаемой реставрации, и с учетом этого критерия мы составили для вас таблицу (значения средние).

Уровень сложности вертебропластики 1-го позвонка Услуги хирурга без стоимости расходников (руб.) Вместе со всеми расходными материалами (руб.)
1 категория 10000-20000 40000-70000
2 категория 20000-45000 135000-170000
3 категория 50000-70000 180000-200000

В Украине 1 кат. оперативного вмешательства с учетом одноразового инструментария и цементного препарата ориентировочно стоит 18000 грн., 3 кат. – примерно 30000 гривен. Что касается самых успешных зарубежных государств в отношении спинальной хирургии, то в Израиле и Германии придется заплатить только за операцию с расходными материалами 18000-25000 евро (без реабилитации), в Чехии – максимум 10000 евро вместе с полным курсом послеоперационного восстановления.

Операция на позвоночнике при сколиозе: примерные цены

Чаще всего сколиотическая дуга формируется в грудной и грудопоясничной области спины, именно на этих участках с наибольшей частотой людям выполняется коррекция сколиоза. Сколиоз на шейном отделе – нераспространенное явление, следовательно, и операция здесь применяется в единичных случаях. Главным показанием к выпрямлению позвоночного столба хирургическим способом является отклонение позвоночной оси более чем на 40 градусов, а также сильное угнетение жизненных функций внутренних органов.

Схема редчайшей операции по стабилизации шейного отдела.

Операция при сколиозе – сложнейшая процедура, которую должен реализовывать исключительно высококвалифицированный специалист с огромным багажом профессионального опыта. Прекрасные рекомендации в этой сфере сегодня имеют израильские спинальные хирурги, правда, в Израиле стоимость любой операции на позвоночнике сверхбольшая. Хирургически сколиоз по новейшим малоинвазивным технологиям в Израиле исправляют за 60-200 тыс. долларов. В России нейрохирурги оказывают помощь при данной медицинской проблеме наиболее дешево, ценовые рамки – 100-300 тыс. рублей.

За границей через маленький разрез имплантируют компактных форм и размеров ультрасовременный эндокорректор, который можно постепенно регулировать, не прибегая к повторным вмешательствам. При этом его фиксация осуществляется самым щадящим способом, с применением всего лишь одной пары винтов. В отечественных условиях высокотравматичным способом в позвоночник могут быть помещены объемные конструкции и в количестве 20 штук вставлены титановые болты, цена зато на операцию выгодная. Однако такая выгода вполне может обернуться плохими постоперационными результатами, что для нашей страны обычное явление. Мы ни в коем случае не обобщаем все российские клиники.

Операционный шрам после хирургии.

Предпочтительнее, если есть возможность, спинные деформации исправлять за границей – в государствах, где оперативные вмешательства на опорно-двигательном аппарате являются основной и ведущей специализацией.

Другие операции на позвоночнике: цены в Санкт-Петербурге и прочих регионах

Для начала осветим несколько клиник, которые находятся на территории России, где лучше всего специализируются на оперативном лечении позвоночника и предоставляют частично или полностью оплачиваемые государством услуги хирургии. Кроме того, что на отдельные виды процедур распространяются квоты, на платные услуги цены устанавливаются и регулируются государственной системой здравоохранения.

    Высокий уровень подготовки медперсонала, достойная укомплектованность операционных отделений, владение многочисленным спектром высокопродуктивных методик, возможность льготного лечения – все это относится к НИИ травматологии и ортопедии им. Вредена (СПб).

НИИ травматологии и ортопедии им. Вредена.

ФГБУ Новосибирский НИИТО – институт травматологии, ортопедии, нейрохирургии.

НИИ Нейрохирургии им. Бурденко.

Мы много говорили о расценках в различных странах, но не сказали, что Литва входит в число достойных и доступных в плане цен государств. В Литве стоимость операций на позвоночнике примерно такая же, как в Чешской Республике. Например, на микродискэктомию в Литве ценовой диапазон варьирует в пределах 9800-11000 тыс. евро, тогда как в Израиле идентичного вида вмешательство обходится пациенту почти в 30000 долларов. Безусловно, Прибалтика заслуживает внимания, но она уступает в развитии ортопедической и нейрохирургической отрасли трем первенствующим государствам – Чехии, Германии и Израилю.

На этом мы обзор не заканчиваем. Далее смотрите, какими ценами на нерассмотренные нами процедуры отличаются Санкт-Петербург/Москва и Новосибирск. Шейного или другого отдела предварительно делается диагностика, что также потребует определенных затрат, КТ только ШО примерно обойдется в 3500 рублей. Насчет того, сколько стоит с металлоконструкцией операция, лучше уточнять непосредственно в клинике. Осмотрев вас и досконально изучив снимки томографического обследования, врач сможет определить нужное количество стабилизирующих элементов (пластин, винтов, стержней, пр.) и точно рассчитать стоимость.

Сколиоз — заболевание, при котором наблюдается боковое искривление позвоночного столба. В основном он поражает детей, но иногда встречается у взрослых.
Деформация позвоночника изменяет расположение ребер, приводит к перемещению находящихся вблизи органов (сердца, легких), нарушает их функционирование, ухудшает качество жизни.

Высококачественные услуги по лечению сколиоза в Москве предлагает центр травматологии и ортопедии имени ак. Н.Н. Бурденко.

Виды патологии

В зависимости от локализации изгиба различают сколиоз грудной, поясничный и смешанный, а также левосторонний и правосторонний. По форме искривление бывает С-образным, S-образным, Z-образным.
В зависимости от угла деформации различают 4 степени патологии:

  • первая — менее 10°;
  • вторая — 10-19°;
  • третья — 20-39°;
  • четвертая — более 40°.

Причины и симптомы

Основная причина деформации позвоночника у детей — неправильная осанка. У взрослых спровоцировать развитие патологии способны заболевания опорно-двигательного аппарата, травмы спины, операции на позвоночнике.
На начальной стадии характерным признаком болезни служат асимметричность тела и низко опущенные плечи. По мере прогрессирования болезни изменяется походка, наблюдается быстрая усталость при ходьбе, образуется горб, нарушается функционирование сердечно-сосудистой, легочной, пищеварительной системы, появляются боли в спине, покалывание и онемение в конечностях.

У детей позвоночный столб гибкий, легко поддается коррекции. Лечение сколиоза у взрослых значительно усложняется, так как у них прекращается рост костей, полностью формируется позвоночник.

Диагностика

Чтобы определить тип и степень искривления, врач проводит специальные тесты.
Затем он направляет пациента на диагностику:

  • сколиометрию;
  • рентгенографию;
  • спирометрию;
  • ультразвуковое исследование межпозвоночных дисков;
  • компьютерную или магнитно-резонансную томографию.

При необходимости ортопед порекомендует пациенту проконсультироваться с кардиологом или пульмонологом.

Методы терапии

При 1-2 степени искривления лечат патологию консервативными методами. При 3-4 степени необходимо хирургическое вмешательство.
Консервативное лечение включает:

  • прием медикаментов для устранения симптоматики;
  • мануальную терапию;
  • лечебную гимнастику;
  • физиотерапевтические процедуры;
  • корсетотерапию.

Во время оперативного вмешательства устанавливают особые металлические конструкции, которые фиксируют позвоночник под нужным углом. Известно несколько типов операции, которые различаются методикой проведения.
Детям ставят подвижные металлоконструкции, а взрослым — неподвижные, цена которых значительно ниже. Корригирующие системы вживляют под общим наркозом.
Длительность процедуры — 2-3 часа.

При сильно запущенной болезни не удастся достичь полного выздоровления, но операция вернет трудоспособность, улучшит качество жизни.
Стоимость лечения зависит от запущенности патологии, используемой металлоконструкции, квалификации хирурга.

Показания к операции

Хирургическое лечение сколиоза рекомендовано при:

  • прогрессирующей деформации позвоночника 3-4 степени;
  • сильных болях;
  • выраженном ограничении подвижности;
  • сращении ребер;
  • нарушении функционирования внутренних органов.

Наши преимущества

Внутри позвоночника располагается спинной мозг, из-за чего любая ошибка врача может вызвать непоправимые осложнения, привести к инвалидности. Поэтому обращаться нужно только в проверенные, хорошо зарекомендовавшие себя медицинские центры.
Клиника лечения сколиоза имени Бурденко имеет 4 операционных, оснащенных современным оборудованием последнего поколения. У нас практикуют квалифицированные специалисты с многолетним опытом, которые обладают обширными знаниями и профессиональным мастерством. Они выполняют все манипуляции с ювелирной точностью, что гарантирует получение ожидаемого результата, исключает риск ошибок. Хирурги применяют малоинвазивные эндоскопические методики, позволяющие свести к минимуму травмирование организма и ускорить восстановление.

Чтобы записаться на прием, позвоните по телефонам, указанным на сайте клиники.

Ссылка на основную публикацию
Сколько сахара в финиках сушеных с косточкой
Ягоды жизни, или «хлеб» пустыни, – питательные и полезные финики могут заменить полноценное питание дольше чем на месяц. Их насыщенность...
Сколько можно хранить материнское молоко
Грудное материнское молоко – бесценная питательная пища для только что родившегося ребенка. Оно содержит все питательные компоненты и витамины, способствующие...
Сколько мяса нужно ребенку в 1 год
После годика для деток начинается новый этап. В этом возрасте малютки по-прежнему продолжают познавать мир, но уже многое знают и...
Сколько спинномозговых нервов отходит от спинного мозга
Спинной мозг Представляет собой нервный тяж, лежащий в образованном позвонками позвоночном канале. Тянется от затылочного отверстия до поясничного отдела позвоночника....
Adblock detector